Интервью проведено с доктором:

Гибадулин Наиль Валерианович

Хирург-онколог

Д. м. н., профессор, специалист в области функциональной хирургической гастроэнтерологии, стаж 31 год

Клинический госпиталь на Яузе

Интервью проведено с доктором:

Гибадулин Наиль Валерианович

Хирург-онколог

Д. м. н., профессор, специалист в области функциональной хирургической гастроэнтерологии, стаж 31 год

Клинический госпиталь на Яузе

 

Пищевод Барретта — это патология, которая развивается у людей с гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, если последнюю не лечить или не вылечить до конца. В такой ситуации из-за постоянного раздражения желудочным содержимым клетки слизистой оболочки перерождаются. Постепенно этот процесс может привести к возникновению рака, поэтому этот этап заболевания — предраковое состояние, которое обязательно требует лечения.

О том, как развивается заболевание, о его симптомах и рисках, о современных методиках его терапии мы поговорили с профессором Наилем Валериановичем Гибадулиным — доктором медицинских наук, хирургом-онкологом московского Клинического госпиталя на Яузе.

развитие пищевода барретта

Какой врач лечит пищевод Барретта?

— Наиль Валерианович, пожалуйста, расскажите о себе и своих профессиональных интересах.

— Меня зовут Гибадулин Наиль Валерианович, я врач-хирург, работаю в сфере функциональной хирургической гастроэнтерологии. Это включает хирургические вмешательства, направленные на восстановление функции органов желудочно-кишечного тракта и улучшение качества жизни. То есть, если онкологи будут с вами беседовать и рассказывать вам про количество жизни, количество спасённых дней, предоставленных пациенту после удаления раковой опухоли, то хирург-гастроэнтеролог, именно который занимается в сфере функциональной хирургической гастроэнтерологии, будет говорить в основном о качестве жизни, как себя чувствует человек после выполненных операций. Поэтому мы сегодня постараемся коснуться и вопросов реконструктивных операций на органах желудочно-кишечного тракта именно с целью коррекции тех нарушений, которые вызвала первая операция, например, на желудке, либо пищеводе, либо толстой кишке и каким образом мы можем помочь пациенту чувствовать себя полноценным членом общества, активно работать и, по сути, не жаловаться на жизнь и не встречаться больше с оперирующими гастроэнтерологами. То есть решить вопрос качества жизни – для нас это краеугольный камень. 

Также я занимаюсь вопросами онкологии, непосредственно опухолями желудочно-кишечного тракта. 

Еще я специализируюсь на бариатрической хирургии — это оперативные вмешательства, нацеленные на решение вопроса метаболического синдрома, то есть заболевания, связанного с ожирением. Есть такое понятие, как индекс массы тела (отношение роста к весу) и люди, имеющие индекс массы тела больше 35, уже классифицируются как с ожирением второй степени, и в этом случае им могут помочь бариатрические хирурги.

Наконец, в мою сферу деятельности входят и общехирургические вопросы — обычные абдоминальные грыжи (грыжи передней брюшной стенки), холециститы и прочие заболевания.

Симптомы и стадии заболевания

— Какие симптомы у гастроэзофагеальной рефлюксной болезни?

— Зачастую человек узнает о ГЭРБ только после выполнения гастроскопии и беседы с эндоскопистом или гастроэнтерологом. Хотя у большинства из таких пациентов первый симптом — изжога — был отмечен в анамнезе довольно давно. Большинство относится к изжоге, как к обычному житейскому проявлению какой-то дисфункции, хотя это первый симптом того, что в организме происходит формирование ГЭРБ.

Следующие симптомы — это срыгивание воздухом, затруднение прохождения пищи, дискомфорт за грудиной. Эта симптоматика заставляет человека обратиться к врачу-гастроэнтерологу, а тот, как правило, направляет на эндоскопическое исследование. Тогда появляется диагноз: либо функциональная рефлюксная болезнь, связанная с функциональным состоянием нижнего пищеводного сфинктера, либо органическая рефлюксная болезнь, связанная с грыжей пищеводного отверстия диафрагмы.

Как раз органическими поражениями верхних отделов желудочно-кишечного тракта занимается хирургическая гастроэнтерология, а именно ее антирефлюксные направления, которые созданы для того, чтобы решить проблему прогрессирующей рефлюксной болезни — метаплазии Барретта.

— Каковы стадии развития заболевания Барретта?

— Синдром Барретта — одно из звеньев цепи развития ГЭРБ. Рефлюкс — это заброс содержимого желудка в пищевод с развитием эзофагита. Первая ступенька — это катаральный эзофагит, вторая ступенька — это эзофагит, который вызывает эрозии, так называемый эрозивный эзофагит. Далее идет эрозивно-язвенный эзофагит, а дальше уже идет перестройка по типу метаплазии, затем — дисплазии, и уже с этой стадии заболевание называется синдромом Барретта.

— С какой вероятностью нелеченная или плохо вылеченная ГЭРБ приведет к развитию синдрома Барретта?

— Если ГЭРБ будет прогрессировать, она неминуемо приведет к синдрому Барретта. Следующая стадия — рак пищевода, который влияет не только на качество жизни, но и на прогноз жизни. Поэтому, если не лечить ГЭРБ, то проблема будет прогрессировать. Не стоит думать, что изменение образа жизни или отказ от каких-то продуктов сыграет ключевую роль. Нет! Надо либо проводить терапевтическое лечение, либо оперативное лечение, если в течение полугода терапия не помогает — дальше тянуть не надо.

— Насколько вообще консервативная терапия может помочь при рефлюксе?

— Консервативный путь — это путь приема лекарственных средств, которые снижают агрессивные свойства рефлюктанта, то есть того вещества, которое забрасывается из желудка в пищевод и воздействует на слизистую оболочку пищевода. Есть препараты, которые снижают кислотность желудочного сока, то есть блокаторы протонной помпы. Но если это принимает хронический характер, эзофагит будет прогрессировать. Рано или поздно он перейдет на следующую стадию.

— Если рефлюкс прогрессирует, что делать пациенту?

— В первую очередь такой пациент встречается с врачом-гастроэнтерологом. Любой гастроэнтеролог знает, что такое синдром Барретта, что это потенциально опасное предраковое заболевание, и будет пытаться его лечить. Вопрос в том, будет лечение консервативным или хирургическим. Вот здесь много зависит именно от непосредственного гастроэнтеролога, потому что, к сожалению, мы встречаемся с таким явлением как длительное лечение гастроэзофагеальной рефлюксной болезни, в том числе и дошедшей до стадии Барретта, с развитием таких осложнений как кровотечение, как стриктуры с развитием так называемой дисплазии, то есть непосредственно уже развитием типичных клеточек, которые характеризуют уже раковую опухоль ЖКТ. Эти случаи встречаются, и встречаются не так редко, поэтому тем, кто уже имеет диагноз, а этот диагноз ставится на основании эндоскопического исследования, то есть эзофагодуоденоскопия с обязательной биопсией, с обязательной морфологической оценкой тех клеточек, которые непосредственно будет видеть морфолог. Если он оценивает слизистую пищевода как изменённую по типам метаплазии, именно метаплазии с бокаловидным клеточками, то диагноз синдрома Барретта будет установлен достоверно и на него можно уже основываться и полагаться в плане дальнейшего лечения. Так вот этим пациентам желательно всё-таки встретиться со специалистом, который работает в хирургической гастроэнтерологии, который занимается антирефлюксными операциями, которая может действительно радикально помочь с решением этой проблемы.

Прогноз

— Болезнь Барретта всегда приводит к раку?

— Да, приводит, это предраковое заболевание. Если его не лечить, метаплазия переходит в дисплазию и констатируется рак пищевода. Я вам не скажу сводную статистику мировую, в скольких случаях с этой стадии ГЭРБ вырастает карцинома, но по собственному опыту это случается довольно часто. По моему опыту, такие пациенты, к сожалению, попадают в клинику в поздних стадиях, тогда речь идет о, по сути дела, невозможности выполнения радикального вмешательства. Поэтому им, как правило, проходят химиотерапевтическое лечение и лучевую терапию. Поэтому цена ошибки, цена затягивания выполнения антирефлюксной операции довольно высокая и у нас в клинике несколько пациентов в год в клинике появляются уже на стадии рак ЖКТ, именно как следствия или следующей ступеньки развития заболевания. Это заставляет бить в колокол и говорить о том, что этим пациентам при наличии такого диагноза надо чем быстрее, тем лучше обращаться к хирургу-гастроэнтерологу, который бы смог выполнить антирефлюксную операцию. 

— Насколько сложно лечится рак пищевода?

— Это сложное заболевание, его лечение — технически сложная работа для хирурга, в первую очередь, потому что хирург вынужден оперировать на органах брюшной полости, на жизненно важных полостях, и количество сложностей при вмешательстве, риски интраоперационных и послеоперационных осложнений довольно высоки. Поэтому большое количество пациентов, обратившихся в клинику с данным заболеванием, подлежат химиотерапии и лучевой терапии, и лишь немногие из них — хирургическому лечению  в плане выполнения радикальной операции. К сожалению, большинство пациентов обращается в поздний период, когда уже не могут принимать пищу из-за выраженной дисфагии. Поэтому при установленном диагнозе лучше не ждать такой плачевной ситуации, а идти к хирургу. Тянуть не надо в этом плане.

Методы лечения

— Каковы основные этапы лечения этого заболевания?

— Основной первый этап — это антирефлюксная фундопликация, которая приводит к прекращению рефлюкса. Дальше уже само воздействие на очаги метаплазии — это эндоскопическое вмешательство, всевозможные абляции — радиочастотная абляция, аргоноплазменная абляция.

лапароскопическая фундопликация

Фундопликация

— Какие методики фундопликации существуют?

— Есть две классические методики:

  • методика фундопликации Тупе (Toupet)
  • методика фундопликации Ниссена (Nissen)

Еще довольно много авторских методик, которые хирурги разрабатывают и используют из-за неудовлетворенности результатами классических подходов. Например, фундопликация по Ниссену довольно часто приводит к развитию дисфагии, а при методике Тупе во многих случаях сохраняется рефлюкс из-за неполной манжетки.

Мы используем методику моего учителя, компромиссный вариант между техниками Тупе и Ниссена, когда наверху манжетки формируется неполная манжетка и внизу она закольцовывается в 360 градусов. Такой вариант, на наш взгляд, наиболее эффективен в плане функциональных результатов.

Радиочастотная абляция

— Как сочетаются разные методы в процессе терапии этого состояния?

— Абляция — это дополнительный метод. Это способ удалить те потенциально опасные клетки пищевода, которые уже успели переродиться. Ряд хирургов выполняет абляцию до фундопликации, ряд хирургов, в том числе и мы, предпочитают выполнять сначала антирефлюксную операцию, потом отправлять больного на абляцию к нашим эндоскопистами. Поэтому противопоставлять, например, технику формирования фундопликационной манжетки и какой-то из вариантов абляции неправильно. Мы говорим, что один метод дополняет другой и они идут в связке.

Кстати, между лапароскопической фундопликацией и роботизированной фундопликацией нет никакой разницы: по сути, робот является посредником между руками хирурга и телом человека. Практические результаты этих операций, выполненных одними и теми же руками лапароскопическим способом или с помощью роботической техники, не отличаются.

диагностика заболеваний ЖКТ

Осложнения

— Расскажите о своей медицинской организации: как в ней обстоят дела с гастроэнтерологической хирургией?

— Клинический госпиталь на Яузе — современный оснащенный медицинский центрс хорошим квалифицированным персоналом, во-первых, хирургической службой, во-вторых, что немаловажно, анестезиологической службой, реанимационной службой и с соответствующим оборудованием, я бы сказал, самым современным оборудованием, которое позволяет выполнять такого объёма вмешательства достаточно качественно и с минимальным количеством осложнений.

— Случаются ли у вас осложнения?

— Осложнений не бывает только у врача, который не оперирует. Надо просто знать технические особенности проведения этих операций, чтобы количество осложнений было минимальным. Мы вышли на такой уровень, когда количество осложнений сводится к минимуму — если сравнивать с неспециализированной клиникой, у нас их все-таки меньше в разы. Я отвечу на ваш вопрос так: после наших первичных вмешательств на реконструкцию мы никого не брали.

Цены и лечение в клиниках Москвы

— На какие операции к вам едут чаще всего из других регионов или стран?

— Отвечая на этот вопрос, я, наверное, подробнее расскажу про повторные операции. У нас есть поток пациентов со всей России и из ближнего зарубежья, которые обращаются к нам для выполнения коррекций или реконструкций на желудочно-кишечном тракте — в частности, после фундопликации, неудачно выполненной по месту жительства в регионах. Эти операции наиболее сложные и поэтому люди едут в Москву, ищут специалистов, которые занимаются данной проблематикой, патологией.

Довольно часто мы видим последствия, те осложнения, которые вызывают низкое качество жизни человека после выполнения фундопликации, наверное, не совсем квалифицированным врачом. В частности, это соскальзывание манжетки, пересечение блуждающего нерва с развитием гипотонии или гастростаза. То есть те узкие моменты, которые надо знать при выполнении первичной операции. К сожалению, количество пациентов, которые выстраиваются в очередь на реконструктивные операции, не иссякает. Поэтому мы рекомендуем тем, кто имеет проблемы рефлюксной болезни, грыжи пищеводного отверстия диафрагмы, болезни Барретта, все-таки лечиться в специализированных центрах, которые обеспечат правильную терапию и высокий уровень жизни в послеоперационный период.

К нам в госпиталь едут потому, что тут работают специалисты именно по заболеваниям, которые требуют специализированных знаний и оборудования. Можно приехать на очень короткий срок с уже готовыми анализами и обследованиями, и через 3 дня уехать здоровыми к себе в регион. Думаю, это более правильно, если пациент приедет первично лечиться в специализированный центр, чем потом он приедет уже с болезнью оперированного желудка, чтобы ему переделали эту операцию.

— Какие есть плюсы от платной госпитализации в столичные клиники по сравнению с тем, что дает программа ОМС в регионах?

— Лечение по данному диагнозу может выполняться и в рамках госпрограммы, то есть в рамках ОМС, в рамках оказания высококвалифицированной помощи, но большинство из этих пациентов оперируется на платной основе. С чем это связано? В первую очередь, со специалистами. То есть специалисты-хирурги, которые занимаются данной патологией, как правило, должны иметь довольно большой опыт, потому что зона оперативного вмешательства при пищеводе Барретта деликатная и если говорить прямо, она сложная. Такую работу должен выполнять подготовленный врач, как правило, с опытом оперативной работы абдоминальной хирургии, хирургии заднего средостения в районе 20 лет и более. Только тогда при наличии современного оборудования можно говорить о приемлемом качестве оперативного лечения и хороших результатах. Ну и плюс от возможностей аппаратуры конечно зависит многое. Выполняются эти операции в подавляющем большинстве лапароскопическим способом, нужна аппаратура с хорошим разрешением, нужна соответствующая периферическая аппаратура, нужны электроинструменты, которыми производится мобилизация дистального отдела пищевода и желудка. Мы работаем ультразвуковыми ножницами Harmonic, это тоже прерогатива больше коммерческих клиник. Поэтому на своём примере мы говорим о наличии высококвалифицированной хирургической команды, команды анестезиологов и хорошем оборудовании, позволяющем гарантированно выполнять на высоком уровне такие операции. 

— Сколько будет стоить госпитализация у вас?

— У нас средняя ценовая политика по Москве. Цена включает саму операцию, расходный материал — мы используем одноразовые расходные материалы, в частности, ультразвуковые ножницы Harmonic, и самые современные наркозные средства. В среднем, 3 койко-дня, которые пациент находится на госпитализации, выходят в сумму около 550-600 тыс. руб. Цена лапароскопической фундопликации как первого этапа лечения примерно укладывается в эту сумму. Абляция гораздо дешевле.

Подготовка и проведение операции

— У вас в клинике можно пройти предоперационную диагностику?

— Предоперационное обследование можно делать либо у себя по месту жительства, либо у нас на месте. Как правило, оно занимает 1-2 дня и включает, кроме стандартных (анализа крови, мочи, рентгена легких, ЭКГ, оценки функций внешнего дыхания), обязательное выполнение гастроскопии и рентгенологического исследования желудка.

— Сколько дней стоит заложить на госпитализацию у вас?

— Я не помню таких пациентов, чтобы оставались больше 3-х дней. Да, мы можем оставить, например, человека, приехавшего из региона, который не вполне уверен, что будет, кому наблюдать его по месту жительства, еще на 1-2 дня, но это больше для его личного спокойствия. А так стандартно — 3 койко-дня.

эндоскопическое исследования пищевода

Совет врача

— Что бы вы могли посоветовать потенциальным пациентам?

— Не надо бояться ехать лечить эти заболевания в Москве или Санкт-Петербурге, ехать в большие медицинские центры и лечиться именно у нас. Сейчас это все происходит в компактные сроки, и не так сложно, как было раньше. У нас предоставляется хороший гостиничный сервис и медицинские работники помогают с выполнением всех необходимых процедур в предоперационный период и в период реабилитации. Было бы желание — приезжайте, мы будем вас лечить.

— Что вдохновляет вас в вашей работе?

— В первую очередь, это результаты. Когда пациенты пишут и говорят о своих достижениях и маленьких бытовых победах, например, что набрали 2-3 кг после нашей операции, это окрыляет и вдохновляет на дальнейшую работу. Поэтому общение с пациентом, к которому ты прикоснулся, наверное, самый основной стимул для работы хирурга. У хирурга же свои правила, знаете, есть поговорка «тронул — женись». Так и у нас — наблюдай дальше того, кого ты уже взял на операцию и прооперировал.

 

Интервью записано 19 января 2023 года.

Беседовал наш коллега Максим Троянский специально для Национального портала медицинского туризма RussianHospitals.

Подать заявку на лечение или консультацию с доктором Наилем Валериановичем Гибадулиным можно на портале RussianHospitals, заполнив форму обращения выше.

RussianHospitals —

это национальный портал медицинского туризма

248 клиник

32 000+ врачей

120 000+ пациентов

1216 отзывов

Видео по теме